Лампочка Байрон

Великий заговор вокруг лампочек: Как картель Фобос спроектировал бытовые лампочки с укороченным сроком эксплуатации и положил начало запланированному устареванию.


23 декабря 1924 года группа ведущих международных бизнесменов провела в Женеве встречу, которой суждено будет изменить мир на десятилетия вперед. На том мероприятии присутствовали представители всех крупных производителей лампочек, в том числе немецкого Osram, голландского Philips, французского Compagnie des Lampes и американского General Electric. В то время как местные жители вешали рождественские гирлянды где-то в городе, эти господа основали картель Фобоснадзорный орган, вскоре разделивший всемирный рынок ламп накаливания на сферы влиянияи каждая национальная и региональная зоны назначат собственных производителей и собственные производственные квоты. Это был первый картель в истории, получивший поистине глобальный размах.

Вокруг света. Картель Фобоса и General Electric.

Американская компания General Electric сама по себе не была его участником, но была представлена за рубежом через свои дочерние компании:

  1. Уильям Мейнхардт / Osram (Германия)
  2. Антон Филлипс / Philips (Нидерланды)
  3. Tungsram (Венгрия)
  4. Associated Electrical IndustrIes (Великобритания)
  5. International General Electric
  6. Compagnie des Lampes (Франция)
  7. Overseas Group: General Electric Sociedad Anonyma (Бразилия), China General Edison, Mexicana de Lamparas Electricas
  8. Tokyo Electric (Япония)

Контроль картеля над рынком лампочек прекратился только в 1930-х годах. Его более важное историческое наследие заключалось в том, что инженерам Фобоса удалось спроектировать лампы накаливания с более коротким сроком службы. К началу 1925 года общепринятым стандартом для срока службы грушевидной бытовой лампы стал временной отрезок в 1000 часовЭто было заметное сокращение срока службы, если сравнивать с диапазоном между 1500 и 2000 часов, который был общепринятым ранее. Члены картеля логически обосновали такой результат как компромисс: якобы их лампочки были более высокого качества, более энергоэффективны и светили ярче, чем другие лампочки; они также были намного дороже в производствеВ действительности, все свидетельства указывают на то, что картель руководствовался возможностью получить бо́льшую прибыль и обеспечить рост продаж, а не тем, что лучше для потребителя. Благодаря тщательному изготовлению лампочки с относительно коротким сроком службы, картель придумал новую промышленную стратегию, теперь известную как запланированное устаревание.

Сегодня, когда во многих странах отказываются от ламп накаливания в пользу более эффективных и более дорогих светодиодных ламп, стоит вспомнить эту историю — не просто как забавную байку из истории технологий, но также и как рассказ-предостережение о странных и неожиданных трудностях, которые могут возникнуть в момент, когда новая технология вытесняет старую.


В начале 20-го века производителям лампочек приходилось нелегко. Благодаря быстрому распространению электрификации и внедрению новых форм освещения, будь то велосипедные лампы, автомобильные фары или уличные фонари, у изобретателей и предпринимателей возник практически неограниченный простор для деятельности. Но поскольку за долю на рынке и техническое преимущество соперничали тысячи самых разных производителей, то ни одна компания не была уверена в том, что из года в год их ожидают стабильные продажи. Это относилось не только к небольшим подпольным цехамно и к гигантским корпорациям с заводами и исследовательскими лабораториями по всему мируК примеру, Osram, незадолго до формирования картеля, испытывал обескураживающее падение продаж в Германии, с 63 миллионов лампочек в 1922-200 финансовом году до 28 миллионов в следующем году. Неудивительно, что глава Osram Уильям Мейнхардт первым предложил соглашение, которое в конечном итоге и породило картель Фобос.

Идея заключать альянсы между производителями лампочек была не совсем нова. Например, Verkaufsstelle Vereinigter Glühlampenfabriken был европейским картелем производителей ламп с углеродной нитью, который сформировался в 1903 году для стабилизации отраслевых связей. Он стал не нужен, когда в 1906 году две европейские компании представили более технически совершенную лампочку, чья нить накаливания была изготовлена из вольфрамовой пасты. Эта лампа, в свою очередь, устарела в 1911 году с появлением лампочки с металлической нитью от General Electric, в конструкции которой была применена проволока из чистого вольфрама. Уже в 1913 году General Electric была разработана газонаполненная лампа на основе вольфрамовой проволоки. Последняя, получившая название полуваттной лампочки, была наполнена аргоном либо иным благородным газом, который лучше сохранял вольфрам, нежели простой вакуум; она производила в пять раз больше света на ватт, чем её предшественница на основе углеродной нити.

Лицензирование компанией GE своих базовых патентов на лампочку привело к появлению еще большего числа альянсов, в первую очередь мощного Patentgemeinschaft («патентный фонд»), который контролировал патентные права GE на большей части Европы вплоть до начала Первой Мировой Войны. Любая компания, желавшая производить по лицензии интеллектуальную собственность GE, должна была соблюдать строгую квоту на объём производства. Например, Philips получила ежегодную квоту в 5,7 млн. лампочек, несмотря на то, что ее фабрика в Эйндховене могла без труда производить в два раза большеВо время войны Берлинский патентный фонд распался в связи с геополитическими изменениямиНо как только военные действия закончились и рынок электрических лампочек снова поднялся, появился новый картель Internationale Glühlampen Preisvereinigung, который начал пытаться контролировать цены на большей части территории континентальной Европы.

Однако ни одно из этих усилий не могло сравниться с влиятельностью и амбициями картеля Фобос. На бумаге всё выглядело совершенно невинно. Документ, который подписывали руководители компаниями, решившие к нему присоединиться, был назван «Конвенцией о развитии и продвижении международной индустрии производства электрических ламп накаливания». Согласно этому документу, основными целями организации были «гарантия сотрудничества всех сторон соглашения, обеспечение эффективного использования их производственных возможностей при производстве ламп, обеспечение и поддержание единообразно высокого качества, повышение эффективности электрического освещения и увеличение использования освещения в интересах потребителя». Он (документ) охватывал все электрические лампочки, используемые для освещения, нагрева, а также медицинских целей. В дополнение к компаниям, упомянутым ранее, членами картеля были венгерский концерн Tungsram, британский Associated Electrical Industries и японский Tokyo Electric. Американская компания GE, будучи одним из главных инициаторов формирования картеля, сама не стала его членом. Однако, её интересы в Фобосе представляла её британская дочерняя компания, International General Electric и Overseas Group, которые, в свою очередь, имели свои дочерние компании в Бразилии, Китае и Мексике. В течение следующего десятилетия GE приобретёт значительные доли во всех компаниях-участниках, которые ещё не успела приобрести ранее.

Фото из архивов компании Philips. Яркий свет: одним из главных достижений международного альянса производителей ламповых ламп, известного как картель Фобос, стало проектирование бытовых ламп с уменьшенным сроком службы. Образцы регулярно проверялись, чтобы убедиться, что они соответствуют стандартам картеля; на этой фотографии показан испытательный стенд, принадлежащий одному из членов картеля, голландской компании Philips.

Чтобы курировать национальные рынки электрических лампочек и соответствующее им развитие в мировой торговле, картель Фобос создал надзорный орган под председательством Мейнхардта из Osram. Другими основными направлениями деятельности картеля были содействие обмену патентами и техническим ноу-хау, а также навязывание имеющих широкое применение и долгосрочных стандартов. По сей день мы по-прежнему используем цоколь с резьбой, разработанный Томасом Эдисоном ещё в 1880 году, и получивший маркировку E26 / E27 – во многом благодаря картелю. Что особенно важно для потребителей, Феб потратил значительные технические усилия на разработку бытовой лампы с уменьшенным сроком службы.

Как именно картель смог воплотить в жизнь этот выдающееся достижение инженерной мысли? Ведь речь шла не о том, чтобы создать худший по качеству или небрежно изготовленный продукт; любой мог бы сделать нечто подобное. Они же, напротив, стремились создать такую вещь, которая гарантированно сломается по истечении установленного срока службы в 1000 часов, и на это потребовался значительный объём работ в течении нескольких лет. К 1924 году бытовая лампочка уже успела стать технически сложной вещью: световой выход был значительным; время горения легко достигало 2,500 часов или более. В своём стремлении к чему-то меньшему, картель вскоре начнёт систематически отменять десятилетия прогресса.

Подробности этих усилий стали известны не сразу. Некоторые факты раскрылись в 1940-х годах, когда правительство США провело расследование в отношении компании GE и ряда ее деловых партнеров по практике подрыва конкуренции. Другие детали были раскрыты совсем недавно, когда я и немецкий журналист Хельмут Хёге изучили корпоративные архивы Osram в Берлине. Компания Osram, основанная в 1920 году на основе союза трёх немецкими компанийпо сей день остаётся одним из ведущих мировых производителей всех видов освещения, включая новейшие из них, где применяются светодиоды. В их архивах мы нашли подробнейшую переписку между фабриками картеля и его лабораториями, где исследовалось, каким образом можно модифицировать нить накаливания и что ещё можно предпринять, дабы сократить продолжительность срока службы их ламп.

Картель занялся проблемой сокращения продолжительности срока службы лампочек с той же серьёзностью, с какой прежние исследователи подходили к своей задаче по его увеличению. Каждая фабрика, связанная с картелем соглашением, — а таких были сотни, включая многочисленные лицензиаты GE по всему миру, — регулярно отправляла образцы своих лампочек в центральную испытательную лабораторию в Швейцарии. Там лампочки тщательно проверялись на соответствие стандартам картеля. Если какая-либо фабрика отправляла лампочкислужившие дольше (либо короче) периода эксплуатациирегламентированного для её типа, фабрика была обязана заплатить штраф.

Компании также платили штраф за превышение своих квот на продажу изделий. Размер последних постоянно корректировался. В 1927 году, например, сотрудники Tokyo Electric в докладной записке картелю отметили, что после сокращения срока службы их вакуумных и газонаполненных лампочек продажи выросли в пять раз. «Однако, если рост объёмов нашего бизнеса, проистекающий из подобного рода усилий, прямо означает что мы должны понести тяжелое наказание, то такое положение дел представляется нам абсурдным и глубоко нас обескураживает», — говорится в записке.

Фото из архива корпорации Siemens: работа в процессе: немецкий Osram настаивал на формировании картеля Фобоса отчасти потому, чтобы желал обезопасить себя от неустойчивости рынка ламп накаливания. На изображении представлена одна из ламповых фабрик компании.

Постоянно появлялись сообщения о попытках членов картеля вернуть срок службы своих лампочек на прежний уровень, и это несмотря на самое пристальное внимание со стороны Фобоса. В какой-то момент некоторые члены картеля даже тайно разработали более долговечные лампы, которые были спроектированы для эксплуатации в условиях напряжения, превышающего стандартное сетевое напряжение. После того, как опытно-конструкторский отдел Фобоса представил свой очередной отчет о статистических данных величин напряжений, в котором и выявил подобные “усовершенствования” продукта, глава Philips Антон Филипс пожаловался исполнительной дирекции International General Electric: «Такие вещии я смею надеяться, вы согласитесь со мной, является крайне опасной практикой и оказывают наиболее пагубное влияние на общий товарооборот участников нашего соглашения…. После тех, в высшей степени напряженных усилий, которые мы предприняли, дабы оставить в прошлом долговечные лампы накаливания, очень важно, чтобы мы не погружались в то же самое болото, не обращая внимания на напряжения и поставляя на рынок лампы, которые будут иметь весьма продолжительный срок службы.»

Как показывает этот эпизод, корректирование номинального напряжения лампочки — один из способов изменить период эксплуатации изделия. Другим таким способом было регулирование силы тока, как это сделали инженеры GE, чтобы уменьшить срок службы ламп накаливания. Лампочка фонарика GE в докартельные времена была рассчитана на то, чтобы выдержать более трёх смен батарей. Затем этот срок службы был сокращен до двух смен батарей, а в 1932 году инженерно-технический отдел GE предложил, чтобы лампа служила не дольше одной батареи. Инженер GE по фамилии Придо написал в служебной записке: «Мы могли бы, скажем, увеличить силу тока лампы Mazda № 10 от 0,27 ампер до 0,30 ампер; и № 13.14 и 31 от 0,30 ампер до 0,35 ампер. Это привело бы к увеличению силы света ламп на 11 и 16 процентов соответственно. «Подобный прирост освещённости, предположил он, «станет приемлемым для всех пользователей карманных фонариков», несмотря на то, что более высокая сила тока сократит срок службы не только лампы, но и батареи. »

Обоснованием картеля для этих изменений было то, что при более высоких показателях силы тока лампочки производили больше люмен на ватт. Увы, но увеличение силы тока означает не только увеличение яркости, но также и более высокую температуру нити накаливания и, следовательно, более короткий срок службы. Действительно, большая часть исследований картеля, направленных на уменьшение жизненного цикла изделия, были сфокусированы на нити накаливания, в том числе, на материале её изготовления, её форме и ровности её размеров.

В течение последующих десяти лет картелю удалось выполнить этот задачу. Средний срок службы стандартной эталонной лампочки, произведенной на одной из десятков фабрик картеля Фобос, в период между 1926 годом и 1933-34 финансовым годом, снизился на треть, с 1800 до 1205 часов. На тот момент времени ни одна фабрика не производила лампочек, чей период эксплуатации превышал бы 1500 часов.

Фото: Landesarchiv Berlin, Конец, конец, огарок догорел!

Разумеется, учитывая совокупную изобретательность инженеров и ученых картеля, вполне возможно было спроектировать такую лампочку, которая была бы одновременно и яркой, и долговечной. Однако, создание подобного продукта противоречило желанию членов картеля продать больше лампочек. Им в самом деле удалось продать больше ламп, по крайней мере, за первое время. Например, в 1926-27 финансовом году картель продал 335,7 млн. лампочек по всему миру; четыре года спустя продажи выросли до 420,8 миллионовПомимо прочего, несмотря на то, что фактические затраты на производство снижались, картель поддерживал более или менее стабильные цены и, следовательно, более высокую норму прибыли. С момента своего создания и до конца 1930-х годов картель Фобос сохранил свою роль монополиста на растущем рынке. И тем не менее, хорошие времена не продлились вечно.

Поскольку картель продолжил свою политику искусственно завышенных цен, его конкуренты заметили прекрасную возможность продавать по более низкой цене свои товары, которые зачастую были худшего качества. Особенно опасным был поток недорогих лампочек из Японии. Хотя Tokyo Electric и был членом картеля, он не контролировал сотни небольших, семейных предприятий, которые производили лампочки почти полностью вручную. Японские потребители, по всей видимости, предпочитали более качественную продукцию, которую продавали крупные производители, и поэтому большинство этих дешевых ламп ручной работы экспортировались в США, Европу и в другие места земного шара, где они продавались за толику той цены, за которую продавал свои лампы Фобос, и значительно ниже средневзвешенной себестоимости одной лампы картеля. С 1922 по 1933 год годовой объём производства ламп накаливания в Японии вырос с 45 до 300 миллионов.

Тем не менее, как отмечает историк компании Philips И.Ж. Бланкен, эти дешёвые лампочки не обязательно были выгодным приобретением: «Из-за большого потребления электроэнергии реальная стоимость пользования одной из таких некачественных японских ламп, учитывая её срок службы, была во много раз больше, чем та сумма, которую потребитель экономил, покупая подобную дешевую лампу, вместо одной из тех, что производил Philips».

Хоть и могущественный и влиятельный, картель Фобос просуществовал недолго. В течение тех шести лет, когда он ещё формировался, картель уже начал испытывать трудности. В период с 1930 по 1933 год объем продаж у членов соглашения сократился более чем на 20 процентов, тогда как совокупный рынок освещения рос. Картель был также ослаблен в периоды, когда истекали сроки действия патентов на основные модели ламп GE, а именно: в 1929, 1930 и 1933 годахпомимо этого, время от времени между его членами случались разногласия; на него совершались нападения в рамках закона, особенно в Соединенных Штатах. Однако, в конечном счете, конец картелю Фобос положила Вторая Мировая Война. Поскольку страны присутствия его членов принимали непосредственное участие в войне, тесное сотрудничество стало невозможным. Картельное соглашение от 1924 года, которое должно было продлиться до 1955 года, было аннулировано уже в 1940 году.

Фото из архивов компании Philips: Воссияй! витрина магазина, рекламирующая лампочки Philips сообщает нам о повсеместном распространении электрификации и искусственного освещения в начале 20-го века.

Хоть он и давно ушёл в небытие, тем не менее, картель Фобос всё ещё продолжает омрачать сегодняшний день. Это верно отчасти потому, что индустрия освещения сейчас переживает самый бурный период технологических изменений с момента изобретения лампы накаливания. После более чем столетнего господства [на рынке освещения] эти лампочки теперь постепенно снимаются с производства в пользу компактных люминесцентных и особенно светодиодных ламп.

Ожидается, что потребители будут платить больше денег за такие лампочки, поскольку они в 10 раз эффективнее исогласно рекламе, могут прослужить фантастически долгий срок — вплоть до 50 000 часов в случае светодиодных ламп. При обычном использовании эти лампы прослужат так долго, что их покупатели, вероятно, продадут дом, в котором они установлены, прежде чем им придётся менять лампочки.

Вопрос о том, действительно ли эти более дорогие лампочки будут служить настолько долго, остается открытым, и вряд ли среднестатистический потребитель сможет это выяснить. Уже появлялись сообщения о том, что компактные люминесцентные лампы и светодиодные лампы сгорают задолго до того, как достигнут своего номинального срока службы. Подобные инциденты вполне могли возникнуть вследствие небрежности производителя. И не стоит видеть в этом заговор. Однако, нельзя также отрицать, что эти гораздо более технологически сложные продукты предлагают [их производителям] заманчивые возможности для включения целенаправленных инженерных дефектов в целях сокращения срока службы изделий. В конце концов, мало кто будет жаловаться или вообще заметит, если лампа сгорит через 9 лет после ее установки, а не 14. Разумеется, современная индустрия освещения намного крупнее и разнообразней, чем в 20–30-е годы, но и контроль правительства по выявлению монополистического сговора стал более бдительным. Тем не менее, соблазн для бизнеса скооперироваться на подобного рода рынках остаётся высоким. И история картеля Фобос — наглядный пример того, как эти попытки могут увенчаться успехом.


Маркус Краевский — профессор теории массовых коммуникаций в Университете Базеля в Швейцарии.
Максим Бондарев — перевод.


Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.