DFW Just Asking

«Просто спрашиваю»
Ноябрь 2007, The Atlantic
Перевод Валерия Ганненко


Есть ли еще что-то, во имя чего не жалко умереть? Является ли Американская идея 1 одной из таких вещей? Вы готовы к мысленному эксперименту? Что если относиться к 2973 погибшим в зверствах одиннадцатого сентября не как к жертвам, а как к мученикам во имя демократии, «жертвоприношениям на алтаре свободы» 2? Другими словами, что если бы мы решили, что определенная уязвимость к террористическим атакам — часть платы за Американскую идею? И, следовательно, мы — поколение американцев, призванное приносить великие жертвы, чтобы сохранить наш демократический образ жизни, призванное жертвовать не только солдатами и деньгами, но и собственными безопасностью и комфортом?

Опять же, другими словами, что если мы предпочтем принять тот факт, что каждые несколько лет несмотря на все разумные меры предосторожности, несколько сотен или тысяч из нас могут умереть от бесчеловечных террористических атак, от которых демократическая республика не сможет на 100% защититься, не пренебрегая теми принципами, ради которых ее и стоит защищать?

Является ли этот мысленный эксперимент диким? Будет ли дикостью сослаться на более чем сорок тысяч жертв ДТП ежегодно, чью смерть мы принимаем, поскольку мобильность и автономность личного транспорта очевидно оправдывают столь высокую цену? Дикость ли виной тому, что ни один серьезный общественный деятель не станет сейчас рассуждать об иллюзорных спекуляциях на свободе, о которых Бен Франклин предупреждал больше двухсот лет назад? В чем конкретно разница между эпохой Франклина и нашей? Почему сейчас невозможен диалог о жертве, неизбежности жертвования — ни (а) долей свободы, ни (б) долей прав и гарантий, что делают американскую идею столь неисчислимо прекрасной?

В отсутствие такого диалога, можем ли мы доверить нашим выбранным лидерам определять цену Американской идеи, защищать ее, раз уж они действуют в интересах безопасности родины? Как повлияли на Американскую идею Гуантанамо, Абу Грейб, Первый и Второй Патриотические Акты, ведение слежки без ордера, исполнительный приказ 13233, участие частных военных компаний в военных операциях, «Акт о военных комиссиях», Директива 51, и прочее, и прочее? На минуту предположим, что какие-то из этих мер в самом деле помогли обезопасить нашу личность и собственность — стоят ли они этого? Где и когда проводилось обсуждение, стоят ли они этого? Отсутствовало ли подобное обсуждение из-за нашей неспособности провести или потребовать его? И почему мы неспособны на это? Действительно ли мы стали такими эгоистичными и запуганными, что даже не хотим задуматься, есть ли что-то важнее безопасности? Какое будущее нам это предрекает?

Notes:

  1. Учитывая царящие здесь Грэмм-Рудмановские ограничения по объему текста, пожалуйста, давайте просто сойдемся на том, что мы в общих чертах представляем, что означает этот термин — общество открытого типа, согласие управляемых, очерченные правомочия, Федералист No10, плюрализм, соблюдение законодательных норм, гласность… Вся эта демократическая муть
  2. (Это фраза Линкольна, более или менее)

Один комментарий

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.